Vlad Otekin (bykovvg_1952) wrote,
Vlad Otekin
bykovvg_1952

Дворец Медичи - Риккарди. Флоренция

Оригинал взят у galya1963 в Дворец Медичи - Риккарди. Флоренция
Недавно я побывала во Дворце Медичи-Риккарди.
Он находится на улице Кавур (раньше эта улица называлась виа Ларга - "Широкая улица").

Текст, выделенный курсивом, я взяла из "Прогулок по Италии" Генри Мортона.

Массивные дворцы банкиров, особенно с наступлением темноты, выглядят очень внушительно. Ночью они словно бы придвигаются друг к другу, шепчутся, наверное, о коро­левском банкротстве. Как и у всех зданий, имеющих дело с деньгами, вид у них настороженный.





Дворец Медичи поро­дил итальянские палаццо. Это был первый дворец, построен­ный в ренессансном стиле. Мода на этот стиль распростра­нились по всем большим и малым городам Италии, после чего перешагнула через Альпы и ворвалась в города Европы. Грубо обработанные камни или так называемые рустики нижнего этажа, напоминающие крепостные стены этрусских городов, сделались непременным элементом архитектурного решения богатых особняков, правительственных учреждений и клубов во всем мире. Дворец Медичи до сих пор очень привлекате­лен, хотя площадь его выросла по сравнению с той, что была при жизни правителей. 



28 марта 1659 года маркиз Габриелло Риккарди подписал контракт на приобретение Дворца Медичи, став владельцем Палаццо и еще трех близлежащих строений, принадлежащих Медичи.
Маркиз Риккарди сразу приступил к перестройке Дворца и его расширению.
Он придерживался двух основных принципов: внешний вид здания должен быть сохранён в стиле ренессанса, а внутренне убранство пересматривалось в стиле барокко, вошедшего тогда в моду.
В 1814 году Риккарди продают дворец семье Великого Герцога Тосканского Лорена.
В 1874 году здание приобрела Провинция Флоренции и открыла здесь Префектуру города.

 


Козимо Старший построил это массивное здание в 1440 году, и несколько сотен лет там жили все старшие Медичи, пока во время правления Пьеро Неудачника их не выгнали оттуда, а все сокровища, которые можно было унести, разграбила толпа. Проект Брунеллески старый банкир отверг: он посчитал, что здание слишком нарядно, а потому будет вызывать зависть. Говорят, Брунеллески обиделся, а может быть, и рассердился и разбил свою модель на мелкие кусочки, а вот Микелоццо, любимец Козимо, представил проект, который банкиру понравился. Так на углу одной из самых оживленных улиц — виа Кавур — появился первый ренессансный особняк. На это здание равнялись другие архитекторы: если бы они построили для другого банкира дворец, превосходящий роскошью дом Козимо, тут же сказали бы, что этот банкир слишком зазнался.


Не существует точного объяснения значения герба Медичи. Одна из версий ссылается на рукопись Козимо Барончелли XV-XVI веков, хранящуюся именно в библиотеке дворца Медичи. Легенда рассказывает, что семейство Медичи связано с Карлом Великим. Некий Аверардо де Медичи, командующий армией Карла Великого, изгнал лангобардов из Тосканы и вместе с ними гиганта Муджелло. В рукопашном бою с чудовищным гигантом, Аверардо защищался щитом. Муджелло наносил по щиту удары своей палицей, с прикрепленными к ней железными шарами. Таким образом следы от этих шаров на щите и стали гербом знаменитой семьи. А область, где впоследствии Медичи имели свои первые земляные угодья, носит название Муджелло.

Сей­час дворец занимает префектура, но посетители могут осмот­реть двор. Затем их проводят наверх и показывают крошеч­ную семейную часовню с жизнерадостными фресками Беноц­цо Гоццоли.
Двор очарователен. Тот, кто проходил под его арками во времена Лоренцо, мог увидеть над атриумом сразу двух «Да­видов»: один работы Донателло, а другой — Верроккьо.


После давящей мощи фасада, попадая во внутренний дворик, ощущаешь небывалую легкость, которую строению придают три ордера, как бы летящие ввысь.



Внутренний дворик, называется также "Дворик с колоннами" или "Дворик Микелоццо".
Гармония архитектурного решения двора создает эффект симметрии, которой здесь нет.
Первый ордер - крытая арочная галерея с колоннами, украшенными коринфскими капителями, фризом с медальонами, гербами Медичи и мифологическими сценами (Бертольдо ди Джованни), с фестонами, украшенными монохромными граффито (Мазо ди Бартоломео 1452).
По второму ордеру расположены окна, разделенные колонной, повторяющие окна внешнего фасада здания.
Третий ордер - арочная галерея с ионическими колоннами, в настоящий момент застекленная.





На южной стене внутреннего дворика, на монументальном каменном картуше, надпись 1715 года. Надпись прославляет историю Дворца, величие Медичи и не оставляет без внимания маркизов Риккарди с их грандиозным вкладом в обновление здания.
На стенах расположены также экспонаты из археологической коллекции Риккарди: бюсты, головы, фрагменты рельефов и римских саркофагов.



Под сводами первого ордера находится скульптура "Орфей, усмиряющий пением Цербера" (Баччо Бандинелли, 1515г). Статуя возвышается на изысканном постаменте с эмблемами и гербами Медичи (Бенедетто да Ровенццано).






Сад здесь регулярный: клумбы геометрической формы, дорожки с мозаичным рисунком, а в старину здесь были подстрижен­ные кусты и деревья — в форме собак, оленей и слонов. В цент­ре стояла «Юдифь» Донателло. Сейчас она находится на сту­пенях палаццо Веккьо.

Теперь здесь кадки с цитрусовыми и ...мы.




Капеллу Волхвов мы оставили напоследок.

"Мы не торопились приступить к тому, что интересовало нас больше всего. Нет, мы совсем не торопились! Мы чувствовали себя гурманами. Мы не накидывались на яства. Мы вдыхали ароматы, мы закатывали глаза и чмокали, мы потирали руки, ходя вокруг, мы предвкушали…" *

Сначала мы осмотрели выставку ювелира Iznav Oruam. Она находилась в галерее, примыкающей к саду.






Потом перешли к выставке предметов искусства из частных коллекций. Она называлась "Le stanze dei tesori".
Фотографии у меня не все получились, но там была и мебель, и доспехи, и изделия из глины, и картины Фаттори, Де Кирико.






Артуро Мартини "Жена моряка" 1930.



Аньоло ди Козимо (прозвище -  Брoнзино)  Портрет Лауры Баттиферри 1555-1560гг.



Только потом поднялись на второй этаж и полюбовались внутренним убранством.

Если вы пойдете во дворец, надеясь увидеть там личные вещи Медичи, то будете разочарованы: даже следы, остав­ленные на мраморных ступенях, не имеют отношения не только к старшим, но и к младшим Медичи, так как весь дворец был перестроен, когда в XVII веке здание купила маркиза Рик­карди. Все итальянские дворцы рассчитаны на большую се­мью, но здания не кажутся такими уж и огромными, когда вспомнишь, что селились в них шесть-семь сыновей с жена­ми, детьми и слугами.
 
Зал Карла VIII.
 В 1494 году Италия была оккупирована войсками короля Карла VIII. Флоренция, ведомая Пьеро ди Джино Каппони, упорно сопротивлялась французам. Под угрозой французской атаки, на запросы о выкупе Каппони ответил: "Если вы будете трубить в трубы, мы будем звонить в колокола". Это произошло именно в этом зале, а фраза вошла в историю.



Помещения второго, парадного, этажа отличаются богатым убранством: стены облицованы мрамором, позолоченные потолки отделаны лепными украшениями, полы покрыты мраморной плиткой, окна и двери имеют рельефные обрамления, мебель и двери инкрустированы мозаикой из дерева разных тонов.









В старости Козимо горевал оттого, что семья у него маленькая. Сын и внук умерли; в доме остался больной наследник, Пьеро Подагрик, да двое внуков. Слы­шали, как он как-то вздохнул, пока несли его в кресле, разби­того подагрой, через дворец: «Слишком большой дом для такой маленькой семьи!»

Галерея Джордано или Галерея Зеркал, она также находится на первом этаже.
Помещение украшено сводом с фресками, выполненными Лукой Джордано между 1682 и 1685 годами.
Фрески неаполитанскому художнику заказал внук маркиза Габриелло Риккарди - Франческо. Фрески изображают аллегорические фигуры.



 В центральной части свода - главная композиция "Триумф Медичи на облаках Олимпа".



Здесь лучше видно.
Юпитер на вершине облачного Олимпа, а вокруг него располагаются персонажи, в которых можно узнать членов семьи Медичи.
Центральный персонаж со львом у своих ног - это Великий Тосканский Герцог Козимо III де Медичи.
По сторонам от него распологаются его сыновья: Джан Гастоне (слева) и Фердинандо де Медичи (справа), оба верхом на белых конях.
Ниже, в красных одеждах - Франческо Мария де Медичи - брат Козимо III.
Выше, по обеим сторонам от бога, можно видеть двух персонажей, над головами которых горят звезды.
Эти звезды символизируют спутники Юпитера, открытые Галлелео Галлелеем, которые он посвятил семье Медичи. Он так и называл их Медичийскими звездами (Stellae Medicae лат.)



Не дойдя до Капеллы волхвов, мы встретили еще одно приятное видение: "Мадонна с Младенцем" Филиппо Липпи.(1460-1469)

Сам фра Филиппо был неоднозначным персонажем.
Он родился во Флоренции ок. 1406.
В 1421 принял монашеский сан и жил в кармелитском монастыре во Флоренции до 1431.
В 1442 Филиппо стал священником в Сан Кирико близ Флоренции.
В 1455 Филиппо Липпи был осужден за подлог и оставил свое место в Сан Кирико.
Назначенный в 1456 капелланом в женский монастырь в Прато, он бежал с одной из монахинь, Лукрецией Бути, которая родила ему двоих детей: Филиппино в 1457 и Александру в 1465. Позже, после получения особого разрешения папы, Филиппо и Лукреция обвенчались. Несмотря на скандальное поведение, Филиппо пользовался покровительством семейства Медичи и получал от них заказы на протяжении всей своей творческой жизни.
Филиппо Липпи умер в Сполето в 1469.

На обратной стороне набросок мужской головы, предположительно это голова Джероломо (фото у меня не получилось).
Невозможно остаться равнодушным перед этим воплощением материнской нежности и светлого тепла.



Наконец, затаив дыхание, мы зашли в капеллу Волхвов. Это маленькое помещение, состоящие из двух комнат. Было ощущение, что мы оказались в сказочной шкатулке. Процессия волхвов двигалась неспешно: некоторые юноши и старики смотрели на нас со стен, а другие занимались своими делами и не обращали на нас внимания. Только негромкое постукивание копыт впускалось в тишину этой камерной часовни. Чувствовался запах лавра и белого шиповника. 
Находясь там, выпадаешь на некоторое время из действительности. Лица - такие далекие и, в то же время, такие близкие; их и сегодня можно увидеть на флорентийских улицах. Только одежда другая. Хочется рассмотреть все, запечатлеть в памяти каждую деталь.  

Часовня осталась такой, какой знали ее Медичи. Я при­сел на сиденье на клиросе, любуясь фреской Гоццоли «Три короля на пути в Вифлеем». Репродукцию этой фрески вы увидите едва ли не в каждой книге, посвященной итальян­ской живописи. Такой же варвар, как тот, кто проделал дверь в леонардовской «Тайной вечере», прорезал и в этой фреске окно и дверь.

 

Каждый из трех королей имеет свой собственный кортеж. Эти отряды построены по схеме, применяемой во Флоренции во время игрищ и рыцарских состязаний.
Вся процессия волхвов разделена на три отряда, каждая из которых имеет свой доминирующий цвет в одежде: белый  для Каспара, зеленый для Бальтазара и красный для Мельхиора.
Согласно рыцарскому кодексу, каждый отряд насчитывает 12 человек.
Мессер - синьор на лошади (в этом случае - король).
Три конных пажа едут впереди, в их обязанность входит: объявить о прибытии синьора.
Два рыцаря: один с мечом (символ власти lo spartharius), а второй несет дары мессера.
Шесть пеших пажей с легким вооружением (луки, арбалеты, копья), они шагают парами и конвоируют мессера.







На алтаре с 1929 года, находится "Поклонение младенцу" работы одного из учеников Филиппо Липпи. Это копия с работы самого Липпи, которая сейчас находится в картинной галерее Берлин-Далем.



Думаю, что это самая красивая процессия на фоне италь­янского пейзажа. Три короля направляются в тосканский Вифлеем. Вот они вышли из ворот светлых городов и, спус­тившись с горной вершины по дороге-серпантину, вместе со свитами проходят через леса с деревьями конической формы, а дорога идет все дальше, взбегает на горбатый мост, неспешно проходит по лугу, идет мимо виноградников и кипарисов. Пейзаж словно бы взят из волшебной сказки. Трудно пове­рить, что здесь кто-либо может быть несчастен.
Путешественники едут в благоговейном молчании. Не на­рушает его ни пение трубы, ни нежное звучание флейты. Седла покрыты красным бархатом, всадники держат расшитые уз­дечки, да и лошади украшены золотом. Один из всадников, спустившись с горы, пускает лошадь в галоп, завидев оленя; другой нагоняет леопарда. Сокол, что только что убил зайца, стоит чуть ли не под копытами лошадей, а утка плавает в ру­чье, не обращая внимания на охотников.




Один из троих королей, белобородый старик в темно-крас­ной одежде, едет на пятнистом муле.
(Мельхиор)



 Другой король — чело­век среднего возраста с каштановой бородой. Поверх короны он надел шляпу со страусовыми перьями. Он оседлал белого жеребца.
(Бальтазар)



 Третий — светловолосый молодой человек в рос­кошном золотом облачении, шпоры и те позолочены. Конь его гордится своим седоком.
(Каспар)



На картине у людей не видно улыбок, а вот тосканский пейзаж, улыбаясь, смотрит на се­рьезных паломников, торящих дорогу в Вифлеем.
 
Гид рассказывал легенду, которую недавно опровергли, о том, что фреска увековечила съезд во Флоренции, а молодой король — Лоренцо Великолепный. Я и раньше-то не очень этому верил. К чему бы семье Медичи увековечивать теоло­гический спор, который так ничем и не закончился? Козимо финансировал его из дружбы к нуждавшемуся папе, благора­зумно взяв в качестве залога город Сансеполькро! Думается, что банкиры, привыкшие списывать безнадежные долги, были бы рады позабыть о бесславном том съезде, а не видеть его каждый день в собственной часовне. А гид продолжал рас­сказывать о том, какое это было великолепное зрелище — встреча представителей греческой и латинской церквей. Гоц­цоли, вероятно, являлся свидетелем этого события и запечат­лел его на своей фреске. На самом деле, ничего великолепно­го там не было, и жители Феррары, города, где этот съезд начался, очень были разочарованы видом греческих еписко­пов в черных и фиолетовых сутанах и монахов в поношенных серых рясах. Их собственные латинские епископы и аббаты выглядели намного живописнее. Когда съезд переехал во Флоренцию, торжественную церемонию испортил дождь. Император Иоанн VIII ехал под зонтом по мокрым улицам.
 
Гид, тем не менее, настаивал на великолепном зрелище. Он сказал, что старый король — это патриарх Иосиф; чело­век среднего возраста — император; а юноша — Лоренцо Великолепный. С портретом молодого короля на большом абажуре я прожил лет двадцать, и у меня хватило времени задать себе вопрос: неужели человек, видевший посмертную маску Лоренцо, мог вообразить, что грубое, с широкими ноз­дрями лицо Медичи могло хоть чем-то, даже в самом нежном детском возрасте, напоминать белокурого юношу с фрески?



В 1960 году я с удовольствием прочел, что, задумавшись над рассказом, связывавшим фреску Гоццоли со съездом во Фло­ренции, Е. Гомбрич обратил внимание на французский путе­водитель, изданный в 1888 году «Путеводитель по Флорен­ции». «Желая оживить события туманного прошлого и при­дать им достоверность, — пишет господин Гомбрич, — ту­ристы и даже историки схватились за эту интерпретацию, не обратив внимания на полную ее невероятность».

 Автор далее сообщает, что Гоццоли позаимствовал все эти группы, включая трех королей, из знаменитой картины Джентиле де Фабриано, написанной на тот же сюжет. Картину эту Можно увидеть в Уффици. На картине, датированной 1423 го­дом — за двадцать шесть лет до рождения Лоренцо, — вы увидите красивого молодого короля, короля с фрески Гоццо­ли. Гоццоли, очевидно, был очарован этой фигурой.



 Он на­писал его снова в Пизе на фреске, к сожалению, уничтожен­ной. Гоццоли, кстати, не един­ственный художник, который скопировал грациозного юно­шу. Мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что узнал его, как и короля среднего возраста, на очаровательной фреске Фра Анжелико, написанной на стенах кельи святого Марка, той, где Козимо Старший предавался молитве.

 

Приходило ли кому-нибудь в голову, что «Поклонение волхвов» было, возможно, любимой религиозной темой Ко­зимо? Это можно понять: кто, как не он, даровал церкви столько золота и благовоний? На фреске, написанной Ботти­челли, запечатлен и сам Козимо. Он представлен в обличий одного из коленопреклоненных королей. Фреска была напи­сана через несколько лет после смерти Козимо для алтаря церкви Санта Мария Новелла.





1. Лоренцо Медичи
2. Анджело Полициано
3. Джованни Пико делла Мирандола
4. Заказчик картины Гаспаре Лами
5. Козимо Медичи
6. Пьеро «Подагрик»
7. Джованни Медичи
8. Джулиано Медичи
9. Филиппо  Строцци
10. Джованни Агриропуло
11. Сандро Боттичелли
12. Лоренцо Торнабуони

Гид закончил рассказ, а я жалел, что нет во мне решитель­ности человека, который из любви к истине забывает о сму­щении и прилюдно кому-то возражает.

Теперь немного о персонажах, изображенных на фресках. (На основании исследований искусствоведов).



1 - Козимо Старшый де Медичи
2 - Пьеро Подагрик де Медичи, сбруя его белого коня украшена фамильными эмблемами и девизом «Semper» (всегда).
3 - Карло ди Козимо де Медичи
4 - Галеаццо Мария Сфорца
5 - Сигизмондо Пандольфо Малатеста
6 - Козимино ди Джованни ди Козимо ди Медичи (?) отличался слабым здоровьем уже в шесть лет и вскорости умер, в ноябре 1459г.
7 - Лоренцо ди Пьеро де Медичи, прозвище - Великолепный
8 - Джулиано ди Пьеро де Медичи
9 - Джентиле Бекки, наставник Лоренцо и Джулиано
10 - Джулиано ди Пьеро де Медичи (?) 
11 - Джованни ди Франческо Торнабуони (?), дядя Лоренцо и Джулиано, брат их матери Лукреции, представитель в Риме банка Медичи
12 - Джованни ди Козимо де Медичи (?)
13 - Беноццо Гоццоли
14 - Папа Пио II Пикколомини

А центральный персонаж в синем головном уборе, не напоминает вам Путина?



Беноццо Гоццоли, на шапке его написано Opus Benotii (работа Беноццо).






15. Беноццо Гоццоли (?) второй автопортрет
16. Нери ди Джино Каппони (?) дипломат, исторический писатель, сторонник Козимо де Медичи
17. Бернардо Джуньи (?) личный друг Козимо, видная фигура флорентийской Республики.
18. Франческо Сасетти (?) в 1447 году директор филиалов банка Медичи в Женеве и Леоне, поднимает руку с раскрытыми пальцами, что в то время означало 5000.
19. Аньоло Тани (?) в 1450-1465 директор филиала банка Медичи в Брюгге.
20. Диетисалви Нерони (?) в то время соратник Медичи, позже стал заклятым врагом и участвовал в заговоре против Пьеро.
21. Роберто ди Никколо Мартелли (?) директор банка Медичи в Риме с 1439- 1464гг.
22. Беноццо Гоццоли (?) третий автопортрет.
23.Лука Питти (?) в 1458 гонфалоньер, поставленный на эту должность велением Козимо, позже перешел на сторону врагов Медичи и участвовал в заговоре против Пьеро Подагрика.



Дворец открыт для посетителей каждый день кроме среды. Билет стоит 7 евро.



* Братья Стругацкие "Понедельник начинается в субботу"

Tags: МУЗЕЙ, дворцы, флоренция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments